Юрий Авдеев: Давайте сначала думать, прежде чем делать!

0
42

Ожидая масштабные вложения в развитие 25 дальневосточных городов, прежде следовало бы оценить ключевые решения, реализованные и проектируемые проекты, с позиций их эффективности, пользы для населения, с точки политики поворота на Восток.

За последние пятнадцать лет на Дальнем Востоке, особенно во Владивостоке сделано много, о чем раньше даже не мечтали. Но, как заметил наш губернатор на встрече с Президентом в апреле прошлого года, во всем этом «системности не хватает». Под «системностью», правда, понималась потребность в дополнительных финансовых вливания из федерального бюджета, что таки было услышано. Распоряжением Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2023 г. № 4073-р на развитие 16 городов Дальнего Востока, включая Владивосток, Артем и еще четыре города Приморского края, предусмотрено 2,7 трлн. рублей до 2030 года. Такому бы решению радоваться, но есть «НО», которые вызывают тревогу и озабоченность: «хотели как лучше…».

На Владивосток этим решением предусмотрены 950 млрд. руб., что даже больше вложений в инфраструктуру к саммиту АТЭС в 2012 году. Тогда не все объекты были достроены вовремя: ограниченные сроки, дефицит кадров, недооценка состояния инфраструктуры, высокие требования к объектам международного уровня. Теперь деньги расписаны точно по объектам, объектов много, времени до 2030 года чуть больше пятилетки, направлены на прирост инфраструктурного потенциала, на улучшение жизни горожан, и это можно только приветствовать. Но вопрос, на который необходим ответ: эти вложения направлены на преодоление «бессистемности», или они будут ее усиливать? – Вопрос чисто практический.

Как, например, оценивать издержки при подготовке к саммиту АТЭС 2012 года, такие как бесславно исчезнувшие компании – Тихоокеанская мостостроительная и Омский «Мостовик», построившие фантастические мосты, где должны были остаться их имена. Или десятки малых и средних предприятий, субподрядчиков, доведенных до банкротства. Насколько эффективен аэроэкспресс Владивосток-аэропорт, аналог московских проектов, но несопоставимый по пассажиропотоку. Или идея университетского кампуса, когда после слияния гуманитарного и политехнического образования, последнее оказалось преимущественно теоретическим курсом из-за отсутствия базы производственной практики.

До сих пор не переосмыслена концепция федерального закона о Территориях опережающего развития (2014), за основу которого заимствован закон об особых экономических зонах (2005), не доказавшего свою эффективность: это «работает» на территориях с избыточным населением, но мало пригодно для Дальнего Востока. «Растянув» действие закона о Свободном порте Владивосток (2015) до Певека, увеличили риски дробления береговой зоны мелкими инвесторами. Перенос дальневосточной столицы (2018), которое так и не случилось в полном объеме, вместо совместной работы Владивостока и Хабаровска, обострило конкуренцию между ними. Подошло время подвести итоги демографической политики Дальнего Востока, зафиксированные в Концепции 2017 года: ожидался прирост на 300 тыс. человек, но численность населения продолжала сокращаться, 30-летняя тенденция убыли не сломлена. Двадцать лет обсуждается проект Владивостокской кольцевой дороги (ВКАД), в котором до сих пор остаются неясными цели, назначение, польза. Ясно только одно: стоимость проекта неостановимо растет.

Идея выноса нефтебазы из центра Владивостока 60-90-х гг. ХХ столетия, теперь попала в официальные документы. – Актуальность проекта не так очевидна: уже четверть населения живет в пригороде и за городом. В мастер-плане агломерации Большой Владивосток обязательно встанет вопросы: где быть новому центру, как распорядиться исторической частью города? – Происходящее подсказывает: жилье, производство уходят за административные границы, а исторический город – место для туристов. И нефтебаза, как ни странно, помимо перевалки нефтепродуктов, может стать объектом туристического показа, привлекаемая именем А. Нобиля, с керосиновой лавки которого здесь все начиналось.

Этот ряд можно продолжать, но завершает его идея, озвученная Министром Дальнего Востока (2021), о городе-спутнике Владивостока. Внешне это созвучно с идеей выбора места для центра управления агломерацией, но у Министра мотив ближе к мечтам гоголевского персонажа, и не исключено, что за бюджетные деньги. Предложение «сырое» и непродуманное: заявленная первоначально численность в 300 тыс. жителей нового города, быстро сократилась до 80 тыс., сформулированные цели не отвечают на вопрос: «Зачем?», к реальным проблемам города не имеют отношения, выбор места не бесспорный. Сумма затрат – 30 млрд. рублей, но по мере реализации проекта, потребуется гораздо больше.

Пока мало кто задается вопросом о предназначении Владивосток, о его роли на геополитической карте России. – Благодаря настойчивости и воли Президента город преображен до неузнаваемости, но не звездными гостиницами и обновленными фасадами домов определяется его миссия. Его посещают первые лица государств, Восточный экономический форум – притягательная площадка для десятков тысяч иностранных гостей. Что их сюда влечет, чего они ждут от России? Звучат отчеты о достижениях, о триллионах привлеченных инвестиций, но это ли главное? – Человечество живет в ожидании новой парадигмы, Запад борется за сохранение прежнего порядка, и он нас услышит еще не скоро, а на Востоке от нас ждут хотя бы контуров нового миропорядка. Вот оно: «ВЛАДЕТЬ ВОСТОКОМ»! Именно здесь должна прозвучать Владивостокская декларация, отвергающая, низлагающая гегемонию западного мира, признающая вне закона любые санкции в обход мирового сообщества, объявившая о жестком преследовании любых попыток сдерживать развитие других.  Этим объясняется возрастающий интерес к России, и именно здесь во Владивостоке.

Поэтому Владивосток нуждается в переоценке статуса в соответствии с его предназначением. Это не просто муниципалитет, городской округ, «столица» Приморья или Дальнего Востока: это – Восточная столица России – федеральный город, наделенный правом принимать решения по вопросам международных коммуникаций, с соответствующим инфраструктурным комплексом, позволяющим исполнять эти функции, органом управления – резиденция Президента Российской Федерации в лице своего Полномочного представителя.

В этой связи необходимо пересмотреть решение (2018) о передаче функций столицы Дальнего Востока от одного города другому. На всем пространстве от Красноярска до Тихого океана всего два города с населением немногим больше полумиллиона жителей. А рядом семь мегаполисов Азии из десяти крупнейших в мире. Передав от Хабаровска Владивостоку функцию управления федеральным округом, в проигрыше оказываются оба, конкурируя между собой. Функция организации международных связей России с Азией, и выстраивание функциональной связности всех одиннадцати субъектов федерации на территории, сопоставимой с материком, равновелико масштабные и сложные задачи. Для решения каждой из них нужен свой набор инфраструктуры, свои полномочия, свой центр принятия решений. Восточная столица России – Владивосток – резиденция Президента, представительства зарубежных стран, штаб-квартиры международных организаций и т.д. А столица Дальнего Востока – Хабаровск – это Министерство Дальнего Востока, Министр, Штаб военного округа, Госплан (Дальплан), центральный финансовый орган в округе и др.

Именно от такого понимания должна исходить идеология мастер-планов, а точнее – Генеральных планов развития городов. Долгосрочная стратегия не сложится из суммы текущих планов девелоперов или исполнительных органов, которые, нужно думать, представляли списки проектов, включенных в Распоряжение Правительства. Необходимо понимание стратегического замысла России в этой части планеты. Не менее важно, что в отличие от существующих агломераций, теперь есть возможность планировать, исключая изъяны стихийных процессов, решая наиболее актуальные задачи: обеспечить абсолютный рост численности населения, создать комфортное и доступное жилье, ускорить индустриальное развитие, чередуя расселение с территориально-промышленными комплексами, обеспечить решение экологических проблем. Для Дальнего Востока, как и для России, болезненной и неоднозначной проблемой является миграция. Миграционная политика не выдерживает критики, поскольку полномочия, которыми наделены органы управления и решаемые задачи, разные. Вне компетенции миграционных служб вопросы трудовых ресурсов, решения жилищных проблем мигрантов, обучения русскому языку и истории, – отсюда очаги напряженности. Поэтому именно здесь может быть сформулирован принципиально новый подход к организации управления миграционными потоками, без чего начало изменения демографической ситуации в регионе сможем увидеть не раньше 2075 года.

Само собой все это не решится. Инициатива за теми, что несет ответственность за развитие Дальнего Востока. Полпред, Министр обязаны мобилизовать ученых   Академии наук, ВУЗов, возродить отраслевые проектные институты, обязать исполнительные власти, местное самоуправление непосредственно участвовать в подготовке планов – им потом их внедрять, пригласить бизнес-сообщество, банки, общественность, создать временные творческие коллективы, организовать мозговые штурмы, стратегические сессии, предлагать, обсуждать, спорить, согласовывать, и только после этого приступать к финансированию тех проектов, которые поименованы в предновогоднем Распоряжении Правительства Российской Федерации.