Юрий АВДЕЕВ: «ВЭФ-2023 – размышления и предложения»

0
491

Для Восточного экономического форума в 2023 году лучшим эпиграфом могло бы стать пожелание президента Российской Федерации ректору ДВФУ «поддерживать матчасть вуза в блестящем состоянии». «Блестяще» прошли четыре дня на площадке форума, собравшего 7 тыс. участников, в том числе из «недружественных» стран. Фейерверк с блёсточками!

И всё же… После пятого-шестого форума было ощущение, что президент теряет интерес к этому мероприятию, поскольку его стратегический замысел будущего Дальнего Востока и то, как он реализуется, – не одно и то же. А восьмой форум как бы «примирил» главу государства с реальностью, сложившимися тенденциями, сохраняя при этом курс: «Дальний Восток – приоритет на весь XXI век».

Первым сигналом для такого вывода стал подписанный ещё в 2018 году президентом документ, обозначивший стратегические цели, среди которых коэффициент рождаемости для России на среднесрочную перспективу составляет 1,7, что ниже простого воспроизводства. На каждые 200 семей – 170 детей, убыль населения продолжится и дальше. Второй сигнал прозвучал на нынешнем ВЭФе, когда въедливый ведущий бестактно напомнил президенту, что за прошлый год население страны сократилось более чем на полмиллиона человек, на что был ответ: переломить ситуацию в демографии «нигде не удаётся: если тенденция есть такая минусовая, то преодолеть её очень сложно. Это связано с огромным количеством вводных, которые неспециалистам даже трудно понять». Вступив в должность в начале столетия, для главы государства демография всегда была в числе приоритетов, принято немало программных документов, среди 12-ти Национальных проектов «Демография» – на первом месте с объёмом в 3,4 трлн руб. Перелома в тенденции ждали, отчёты полны оптимизма, но «минусовый» результат сохранится ещё не на одно десятилетие, тогда как окружение президента радикальных мер по изменению демографической ситуации не предлагает.

«Специалисты» доказывали, что в сложившейся ситуации достичь более высокого уровня рождаемости не получится, теперь пытаются убедить в закономерности его снижения: «во всём цивилизованном мире так», а потому преодолеть эту тенденцию непросто. В трансгендерном угаре тот «мир» задохнётся без нас, а нам зачем? Неужели были напрасны усилия предков, расширявших пределы государства: за Сибирью, дошли до Байкала, Тихого океана, Чукотки, Аляски, Калифорнии. Мы гордимся своей территорией, «наши границы не заканчиваются нигде», но на землю без людей обязательно придут люди без земли, разве это не очевидно?

Отдаём ли себе отчёт что такое Дальний Восток: площадь, которую занимают 43 европейских государства, на 2 млн кв. км меньше ДФО, а людей здесь как в маленькой Швейцарии. Население убывает с 1992-го, процесс продолжится до 2050 года. За 30 лет регион потерял 2,34 млн человек – численность населения Приморского края начала 90-х – самого многочисленного среди 11 субъектов федерации ДФО. Демографическую катастрофу смягчает лишь то, что уезжающее население замещается небольшим количеством приезжающих сюда, но и этот поток иссякает. Остаётся только сопоставить что теряем-приобретаем по качественным характеристикам: знанию языка, образованию, квалификации, профессиям, доходам и т.д.

Не менее тревожным сигналом ВЭФ-2023 стало то, что президент ни единым словом не упомянул Национальную программу развития Дальнего Востока, которую поручал подготовить Министерству Дальнего Востока в 2018 году. Критики в адрес этого документа было много, но это не повод, чтобы его «замести под лавку». Если речь о приоритете региона до конца столетия, то необходимо понимать стратегические цели, решаемые задачи, этапы и результаты на каждом из них. В противном случае, экспромты, наподобие идеи «города-спутника» с 300-ми тысячами жителей в 2021 году, через год превратившегося в «Новый Владивосток» на 80 тыс. с университетским кампусом (?) и велодорожками, будут удивлять собравшихся на каждом очередном форуме. Вряд ли кто-то возразит против организации нормальной жизни, но почему это нужно делать не там, где сегодня живут горожане?

Рациональное зерно проекта «нового города» в создании «альтернативного центра агломерации», но привязка к «принадлежащей нашей корпорации территории», как бесхитростно объяснил министр, превращает его в «просто крупный проект по строительству недвижимости». И этот мотив решающий. Ровно как лежащие в основе разрабатываемых мастер-планов 25-ти дальневосточных городов. Главные интересанты – девелоперы, аппетиты которых сдерживались Генеральными планами городов.

Новый же документ, не имеющий пока официального статуса, позволяет преодолеть это препятствие, что хорошо знакомо жителям Владивостока, наблюдающим за хаотической застройкой Академгородка, санаторно-курортной зоны, других участков, которые удаётся вырвать у города. Динамику строительства жилья можно приветствовать, если понятны не только мотивы застройщиков и будущих жильцов, но и функционального предназначения города. Мастер-планы неожиданно вывели разработчиков на мысль, что у города «есть душа, предназначение», а как это согласуется с интересами девелоперов и не только… Не получилось бы как в многонаселенном Китае: сносят дома, некем заселять. Кстати, демография там не менее драматична, и не только потому, что один ребенок в семье, но и в результате градостроительной политики: «человейники» сдерживают воспроизводство.

Размеры публикации не позволяют изложить аргументы, но в телеграфном стиле хотелось бы зафиксировать основные пункты демографической политики, которая позволит реализовать не только планы развития Дальнего Востока, но и страны.

Расширенное воспроизводство населения

Государство обязано признать сферу воспроизводства населения общественно полезным трудом, которое оплачивает, засчитывает в трудовой стаж, назначает пенсию, что закрепляется в Основном законе. Не каждая женщина будет «сидеть» дома, но государство, заинтересованное в приумножении населения, обязано предоставить альтернативу: по контракту с государством воспитывать собственных детей. Даже если треть женщин согласится на пять или более детей, уже это изменит показатели рождаемости.

Жильё – фактор, обеспечивающий воспроизводство населения

На Дальнем Востоке преобладают поселения с малой численностью: 97% – с числом жителей до 20 тыс. человек. Это условие для новых форм расселения: компактные поселения, возвращающие человека «на землю». Переход от обособленных муниципалитетов к их объединению, с единым бюджетом, управлением земельными ресурсами, размещением производств, фермерских хозяйств, малого бизнеса. Многоэтажная застройка – препятствие для многодетности. Важно пробудить интерес молодых семей, не декларируя перспективу, а предоставляя возможность жить в своём доме без хитрых финансовых схем.

Трудовая деятельность, достойная отца большого семейства

Проблема «лишних» людей на Дальнем Востоке при существующей хозяйственной специализации обсуждается не один год. Зачем нужен рост населения, если даже то, малочисленное, что живёт здесь, не востребовано. Новая индустриализация позволит иначе распоряжаться природными ресурсами, будут востребованы новые технологии, а значит и специалисты, станет ясно: кого и чему учить, где и как использовать неквалифицированный труд и т.д.

Расселение, территориальная организация населения

Найти оптимальное решение территориальной организации населения Дальнего Востока непросто. Конкурентные отношения между Владивостоком и Хабаровском обострились после переноса центра управления федеральным округом. Решение вопреки истории городов, их ЭГП, сложившейся инфраструктуры, просто здравому смыслу. Оказались неразличимы две функции: организация взаимодействия между субъектами округа и интеграции с внешним миром. В одном случае – это зона ответственности Министерства Дальнего Востока, в подчинении Правительства РФ, в другом – полномочного представителя президента, то есть прямая подотчётность президенту РФ. Обе функции масштабные, у каждой – свой объект, свои задачи, специалисты, инфраструктура. Вместо синергетического эффекта от сложения усилий и совместных действий субъектов федерации, городов наблюдается конкуренция, преобладание добывающих отраслей, что не порождает потребности в кооперации, «выталкивает» население. Укрепление инфраструктуры опорных городских поселений Дальнего Востока как предпосылка для вовлечения в их орбиту тяготеющих поселений, формирование новых агломераций. Агломерация, если это не формальное объединение, а целостное территориальное объединение, с соответствующими органами управления, позволит обеспечить согласование планов и координацию деятельности отдельных компаний, увеличить их мощности, что, в конечном счете, отразится на доходах такой территории.

Миграция

По мере решения выше названных стратегических задач вырастет привлекательность территории, численность населения. За счёт демографической и миграционной составляющих будет снижаться не только острота дефицита трудовых ресурсов, но и в значительной степени улучшится их качество.